газета
издаётся
с марта
1918 года
№ 47 (23854 ) от 28.11.2013
расширенный поиск
  Главная   Архив номеров   Спец проекты   Редакция  
Главное меню
Каталог ссылок
Доска объявлений
Анкеты
Статьи
Библиотека
Специальные проекты
Справочник
Архив
Квитанция
Расширенный поиск
Новости
РЕКЛАМА В ГАЗЕТЕ
 
  № 6 (23422) от 29.01.2009
   
Николай ДОЛГУШКИН: Народ превыше всего ценил пахаря и воина
автор:
Юрий МАХРИН
рубрика:
ЗВАНЫЙ ГОСТЬ
 
 
Долгушкин Николай Кузьмич - человек в стране известный. Сек­ретарь ЦК ВЛКСМ, ответ-организатор Отдела партстроительства и ка­дровой работы ЦК КПСС, заместитель ми­нистра сельского хозяй­ства РФ. С 2004 года -член Совета Федерации, представляет в нем ис­полнительную власть Оренбургской области. Заместитель председа­теля Комитета по аграр-но-продовольственной политике и рыбохозяйст-венному комплексу. Доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент РАСХН. Награжден орденами Тру­дового Красного Знаме­ни, "Знак Почета", Друж­ба. Ему присвоено почет­ное звание "Заслужен­ный работник сельского хозяйства России". В эти дни Николай Кузьмич отмечает юби­лей - 60-летие со дня рождения.


- Николай Кузьмич, вы человек крестьянской косточки? - Конечно! Родился в селе Ковыля-евка Тоцкого района Оренбургской об­ласти. Название - от слова ковыль. Изу­мительное зрелище, когда он цветет -колышется серебристыми волнами. Село появилось более двухсот лет назад, когда в глухую степь при­шли переселенцы из Пензенской гу­бернии. Земли плодородные, народ работящий, и потому крестьяне жили всегда в достатке. Отец мой - Кузьма Кузьмич, фронтовик, артиллерист. В 18 лет ушел защищать Родину. Воевал под Курском, дошел до Берлина. Мама Ан­на Петровна работала и на птицефер­ме и на свиноферме, и детей воспиты­вала - трех сыновей и дочь. Я, можно сказать, в поле вырос. Детсада не было, и дядя - колхозный бригадир брал меня с собой. Ездили мы с ним на тарабарке. Уже тогда знал я, где что растет, какая дичь водится. - Самое яркое, незабываемое впечатление детства? - Частенько в памяти всплывает, например, как носил отцу в поле обед. Мама клала в узелок краюху хлеба, кусок сала, огурцы - свежие или соле­ные и непременно оладьи, густо сма­занные сметаной. Пока отец обедал - прямо в каби­не, на ходу, был это С-80, я садился на место бати и, едва доставая до рыча­гов, управлял трактором. Счастье и гордость были в моем сердце через край! Хлеб мама пекла удивительный. Круглый, пшеничный, подовый! На­жмешь, бывало, пышное диво - вы­прямится вмиг. Неделю не черствел. А запах... После 5 класса я уже сторожил колхозный ток, разгружал автомаши­ны с пшеницей, работал на зернопо­грузчике. Потом "дорос" до помощника ком­байнера, а после средней школы "степным кораблем" уже управлял са­мостоятельно. Так что дорога в Куй­бышевский сельхозинститут, на агро­номический факультет была предо­пределена. Получив диплом, вернулся в род­ной колхоз имени Чкалова. Первым моим наставником в агрономическом деле был Алексей Ильич Конденков -да будет ему земля пухом! Агроном-практик, но землю знал и слушался только ее. Еще будучи студентом, я увлекся трудами Терентия Семеновича Маль­цева. Суть его науки: земля не терпит шаблона. Помню, чтобы узнать, со­зрела ли почва, я, по Мальцеву, сни­мал обувь и шел по полю. Провалива­ются пятки - значит, поспела земля, пора сеять. Систему Мальцева, как известно, позднее развил Александр Иванович Бараев. Став главным агрономом в хозяйства, я настоял закупить техни­ку для безотвальной обработки поч­вы. Весной, уловив момент, засеял по­ле на склоне. Участок солончаковый, всходы тяжело пробивались к свету. А тут как раз нагрянула районная ко­миссия во главе с секретарем райко­ма, руководителем требовательным, строгим. Посмотрела, высказала мне укор: "Изреженные у тебя посевы, мо­лодой человек, не выдержал ты норму высева". Рассудила нас земля. Осенью на этом "забракованном" поле твердая пшеница стояла стеной, дала более 20 центнеров с гектара. Я деликатно пригласил уважаемого секретаря по­любоваться результатами. - Агрономом вы поработали не­долго? - Увы... Летом 1971-го прямо в поле ко мне приехали глава района Иван Фролович Дорожкин и первый секретарь Оренбургского обкома ВЛКСМ Александр Зеленухин. Он и сейчас живет в городе Тоцкое. Я ему благодарен за науку жизни. Уговори­ли меня возглавить Тоцкий райком ВЛКСМ. Потом служба в Советской Армии, работа в райкоме партии и возвращение на комсомольскую рабо­ту. Сначала вторым секретарем обко­ма, а потом первым. - Терентий Мальцев жил в сосед­ней Курганской области. Не довелось встретиться с ним? - Ну как же, встретился, и не раз. Я был на торжествах по случаю 90-ле­тия великого земледельца, тогда я уже работал секретарем ЦК ВЛКСМ, курировал сельскую молодежь. Подо­шел к нему, попросил принять. Наутро приехал в село Мальцево Шадринско-го района. Дверь дома Терентий Семенович открыл сам. Жил он один. Одет как русский крестьянин на старых фото­графиях. Неглаженые холщовые шта­ны, длинная рубаха, подпоясанная тонким кожаным ремешком. Босой, хо­тя стоял ноябрь и на дворе мороз был за 20. Сразу пояснил: "Как только по весне снег сойдет - снимаю обувку, хожу босой". Дом изнутри небольшой: кухонька и две комнаты. Казалось, попал в сельскую библиотеку: стеллажи от по­ла до потолка, из струганных, некра­шенных досок. А на них книги, книги. Разговор он вел философский: - В стране 102 сельхозвуза, десятки тысяч дипломированных специалистов, что ни год, приходят на село. Грамотных людей - да, становится все больше и больше, а вот умных - до сих пор мало­вато. Селу нужен не просто человек с дипломом, а образованный мужик! Меня поразила память этого глу­бокого старца. Когда требовалось подтвердить цитату ссылкой на источ­ник, брал со стеллажа книгу: "На 34-й странице сказано..." Вспоминал: "Я го­ворил Хрущеву, не надо выдавать на трудодни сахар - самогон начнут ва­рить колхозники". Не послушал. Вот, смотрите, стенограмма съезда КПСС, читайте на сотой странице!" Пили мы чай, а Терентий Семено­вич рассказывал, рассказывал. Не раз повторял, что для земледельца нет ничего страшнее, чем шаблон. Тогда я впервые услышал о "мальцев-ском кресте". Работал он после войны полеводом в родном селе. Весной из обкома пришла телеграмма: "Начать сев 10 мая". Соседи исполнили при­каз. А Мальцев нет. Явился разгне­ванный товарищ: "Почему не сеете?". Полевод ответил: "Рано, земля холод­ная". Заставили сеять. Весна, продол­жал рассказ человек-легенда, выда­лась затяжная, стылая, в рост пошел овсюг, а не пшеница. Видя такое бед­ствие, он взял конную дисковую боро­ну и сделал на поле черный крест. За­сеял снова. На всем поле был один ов­сюг, а там, где Мальцев пересеял, пшеничка стояла по грудь. Наглядный урок преподал высоким начальникам: слушать надо землю! Терентий Семенович негодовал: "В докладах часто слышишь: "Несмот­ря на сложные погодные условия, уда­лось получить неплохой урожай". Чушь! Агроном должен учитывать де­ла в небесной канцелярии и, применя­ясь к погоде, растить хлеб". "Мальцевский крест" - это ведь и сегодня символ, знак творческого от­ношения к делу. - В России сегодня "гуляют" около 30 миллионов гектаров пашни - за­росли бурьяном, подлеском. Та же бе- да пришла на поля Ковыляевки? Ка­кие вести приходят от земляков? - К счастью, я наведываюсь в свое село каждый год. После смерти родителей мы, их дети, решили сохра­нить родной дом. Сестра живет в нем с весны до осени, а мы, три брата, приезжаем подышать запахами род­ных полей и садов. Хорошо, когда есть такой уголок на земле. В бывшем колхозе имени Чкалова 6,5 тысячи гектаров пашни. Отрадно видеть: все засеваются. Не распалось мое село, не обезлюдело, как многие другие в России. Потому что с приходом в область губернатора Алексея Андреевича Чер­нышева очень много делается, чтобы жила, возрождалась оренбургская де­ревня. Об этом красноречивее всего свидетельствуют цифры. Назову их. По программе "Социальное развитие села до 2010 года" за пять лет освоено 4 миллиарда рублей, из них почти по­ловина - средства областного бюдже­та. Только на строительство жилья для сельчан выделено из региональной казны в виде товарного кредита 700 миллионов. Почти 1100 сельских се­мей воспользовались субсидиями. А всего за пятилетие в деревне постро­ено более 1200000 квадратных метров жилья. Это, между прочим, 40 процен­тов от введенного в Оренбуржье. С 2000 года действует, по сути, госзаказ на подготовку специалистов в местных вузах за счет средств обла­стного бюджета. Сегодня число таких студентов превышает 800 человек. Кроме того целевая подготовка спе­циалистов для АПК ведется через центры довузовской подготовки. Та­ким образом за три года село получи­ло более 400 квалифицированных специалистов. Что меня тревожит. Пришли в об­ласть, в том числе и с моей помощью, крупные компании с современной тех­никой - и отечественной, и зарубежной. А найти умелого механизатора - про­блема. И ведь есть в селе хорошие ре­бята! Зовут их на трактор, комбайн, а они в ответ: "Нет, не пойдем". "Так ведь будете зарабатывать по 30 тысяч". И опять отказ: "Нет, не пойдем: не хотим!". Тревожащий душу факт: у совре­менного сельчанина исчезла мотива­ция к индустриальному труду на зем­ле, к большому заработку. Держит скот. Часть идет на прокорм, часть продает, тем и довольствуется. И вообще, в стране одна из ост­рейших проблем современного села -кадровая. За последние 15 лет трак­тористов-машинистов стало меньше в два раза, животноводов - в три. Классность механизаторов снизила до 50 процентов, животноводов до 20. Сведена на нет их подготовка в про­фессиональных училищах. Аналогичные негативные измене­ния и в качественном составе руково­дителей и специалистов, особенно среднего звена. - О чем больше всего болит крес­тьянская душа уроженца села Ковы-ляевка? - О судьбе российской деревни. Сегодня ежедневно исчезают два се­ла. А ведь без него, без села, и Рос­сии не быть! Страшная статистика: с 90-х годов в Отечестве нашем не стало около 20 тысяч деревень!.. На Руси испокон века народ пре­выше всего ценил пахаря и воина. В начале 90-х, увы, государство демон­стративно повернулось к ним, извини­те, спиной. Сейчас, правда, одума­лось: выделяет, например на АПК, уже немалые средства, но все равно это лишь один процент федерального бюджета. Мало! По расчетам эконо­мистов Российской академии сельхоз-наук, ежегодный уровень государст­венной поддержки села должен быть не менее пяти процентов. Итог печальный: высок уровень им­порта продовольствия - до 40 процен­тов. Нужен закон "О продовольственной безопасности", надо защищать отечест­венного сельхозпроизводителя, требу­ется срочно и серьезно разобраться с земельным законодательством. - Кстати, а как вы относитесь к тому, что колхозно-совхозные угодья в начале 90-х были разделены на паи? - Это ошибка! Землю надо было оставить у государства, как это сде­лали, например, в Белоруссии. Мы по­теряли время, а крестьяне - паи, кото­рые у них скупают за бесценок разные компании, банки. Кто стоит за ними? Нередко и заграница. - С юбилеем, Николай Кузьмич! Редакция "Сельской жизни" желает, чтобы тропинка к родительскому дому в селе Ковыляевка не зарастала тра­вой-муравой. - Спасибо!
 
Опросы
Оцените новый дизайн сайта.

Фото-галерея
There are no pictures.
Экспорт новостей
Последние сообщения форума
 
© 2005–2008 ЗАО "Редакция газеты "Сельская жизнь" E-mail: sg@sgazeta.ru Тел: 8(499)257-54-57; 8(499)257-52-55 Факс: (499)257-58-39
Адрес редакции: 125993, ГСП-3, Москва,А-40, ул. Правды, 24